Legend about Ghost
Жить-значит любить
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Legend about Ghost > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 13 ноября 2018 г.
Уснувший в Армагеддоне Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
Все лето в один день Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:17
- Готовы?
- Да!
- Уже?
- Скоро!
- А ученые верно знают? Это правда будет сегодня?
- Смотри, смотри, сам видишь!
Подробнее…Теснясь, точно цветы и сорные травы в саду, все вперемешку, дети старались выглянуть наружу - где там запрятано солнце? Лил дождь. Он лил не переставая семь лет подряд; тысячи и тысячи дней, с утра до ночи, без передышки дождь лил, шумел, барабанил, звенел хрустальными брызгами, низвергался сплошными потоками, так что кругом ходили волны, заливая островки суши. Ливнями повалило тысячи лесов, и тысячи раз они вырастали вновь и снова падали под тяжестью вод. Так навеки повелось здесь, на Венере, а в классе было полно детей, чьи отцы и матери прилетели застраивать и обживать эту дикую дождливую планету.
- Перестает! Перестает!
- Да, да!
Марго стояла в стороне от них, от всех этих ребят, которые только и знали, что вечный дождь, дождь, дождь. Им всем было по девять лет, и если выдался семь лет назад такой день, когда солнце все-таки выглянуло, показалось на час изумленному миру, они этого не помнили. Иногда по ночам Марго слышала, как они ворочаются, вспоминая, и знала: во сне они видят и вспоминают золото, яркий желтый карандаш, монету - такую большую, что можно купить целый мир. Она знала, им чудится, будто они помнят тепло, когда вспыхивает лицо и все тело - руки, ноги, дрожащие пальцы. А потом они просыпаются - и опять барабанит дождь, без конца сыплются звонкие прозрачные бусы на крышу, на дорожку, на сад и лес, и сны разлетаются как дым.
Накануне они весь день читали в классе про солнце. Какое оно желтое, совсем как лимон, и какое жаркое. И писали про него маленькие рассказы и стихи.
Мне кажется, солнце - это цветок,
Цветет оно только один часок.

Такие стихи сочинила Марго и негромко прочитала их перед притихшим классом. А за окнами лил дождь.
- Ну, ты это не сама сочинила! - крикнул один мальчик.
- Нет, сама, - сказала Марго, - Сама.
- Уильям! - остановила мальчика учительница.
Но то было вчера. А сейчас дождь утихал, и дети теснились к большим окнам с толстыми стеклами.
- Где же учительница?
- Сейчас придет.
- Скорей бы, а то мы все пропустим!
Они вертелись на одном месте, точно пестрая беспокойная карусель. Марго одна стояла поодаль. Она была слабенькая, и казалось, когда-то давно она заблудилась и долго-долго бродила под дождем, и дождь смыл с нее все краски: голубые глаза, розовые губы, рыжие волосы - все вылиняло. Она была точно старая поблекшая фотография, которую вынули из забытого альбома, и все молчала, а если и случалось ей заговорить, голос ее шелестел еле слышно. Сейчас она одиноко стояла в сторонке и смотрела на дождь, на шумный мокрый мир за толстым стеклом.
- Ты-то чего смотришь? - сказал Уильям. Марго молчала.
- Отвечай, когда тебя спрашивают!
Уильям толкнул ее. Но она не пошевелилась; покачнулась - и только. Все ее сторонятся, даже и не смотрят на нее. Вот и сейчас бросили ее одну. Потому что она не хочет играть с ними в гулких туннелях того города-подвала. Если кто-нибудь осалит ее и кинется бежать, она только с недоумением поглядит вслед, но догонять не станет. И когда они всем классом поют песни о том, как хорошо жить на свете и как весело играть в разные игры, она еле шевелит губами. Только когда поют про солнце, про лето, она тоже тихонько подпевает, глядя в заплаканные окна.
Ну а самое большое ее преступление, конечно, в том, что она прилетела сюда с Земли всего лишь пять лет назад, и она помнит солнце, помнит, какое оно, солнце, и какое небо она видела в Огайо, когда ей было четыре года. А они - они всю жизнь живут на Венере; когда здесь в последний раз светило солнце, им было только по два года, и они давно уже забыли, какое оно, и какого цвета, и как жарко греет. А Марго помнит.


- Оно большое, как медяк, - сказала она однажды и зажмурилась.
- Неправда! - закричали ребята.
- Оно - как огонь в очаге, - сказала Марго.
- Врешь, врешь, ты не помнишь! - кричали ей.
Но она помнила и, тихо отойдя в сторону, стала смотреть в окно, по которому сбегали струи дождя. А один раз, месяц назад, когда всех повели в душевую, она ни за что не хотела стать под душ и, прикрывая макушку, зажимая уши ладонями, кричала - пускай вода не льется на голову! И после того у нее появилось странное, смутное чувство: она не такая, как все. И другие дети тоже это чувствовали и сторонились ее.
Говорили, что на будущий год отец с матерью отвезут ее назад на Землю - это обойдется им во много тысяч долларов, но иначе она, видимо, зачахнет. И вот за все эти грехи, большие и малые, в классе ее невзлюбили. Противная эта Марго, противно, что она такая бледная немочь, и такая худющая, и вечно молчит и ждет чего-то, и, наверно, улетит на Землю...


- Убирайся! - Уильям опять ее толкнул. - Чего ты еще ждешь?
Тут она впервые обернулась и посмотрела на него. И по глазам было видно, чего она ждет. Мальчишка взбеленился.
- Нечего тебе здесь торчать! - закричал он. - Не дождешься, ничего не будет! Марго беззвучно пошевелила губами.
- Ничего не будет! - кричал Уильям. - Это просто для смеха, мы тебя разыграли. Он обернулся к остальным. - Ведь сегодня ничего не будет, верно?
Все поглядели на него с недоумением, а потом поняли, и засмеялись, и покачали головами: верно, ничего не будет!
- Но ведь... - Марго смотрела беспомощно. - Ведь сегодня тот самый день, - прошептала она. - Ученые предсказывали, они говорят, они ведь знают... Солнце...


- Разыграли, разыграли! - сказал Уильям и вдруг схватил ее.
- Эй, ребята, давайте запрем ее в чулан, пока учительницы нет!
- Не надо, - сказала Марго и попятилась.
Все кинулись к ней, схватили и поволокли, - она отбивалась, потом просила, потом заплакала, но ее притащили по туннелю в дальнюю комнату, втолкнули в чулан и заперли дверь на засов. Дверь тряслась: Марго колотила в нее кулаками и кидалась на нее всем телом. Приглушенно доносились крики. Ребята постояли, послушали, а потом улыбнулись и пошли прочь - и как раз вовремя: в конце туннеля показалась учительница.
- Готовы, дети? - она поглядела на часы.
- Да! - отозвались ребята.
- Все здесь?
- Да!
Дождь стихал. Они столпились у огромной массивной двери. Дождь перестал. Как будто посреди кинофильма про лавины, ураганы, смерчи, извержения вулканов что-то случилось со звуком, аппарат испортился, - шум стал глуше, а потом и вовсе оборвался, смолкли удары, грохот, раскаты грома... А потом кто-то выдернул пленку и на место ее вставил спокойный диапозитив - мирную тропическую картинку. Все замерло - не вздохнет, не шелохнется. Такая настала огромная, неправдоподобная тишина, будто вам заткнули уши или вы совсем оглохли. Дети недоверчиво подносили руки к ушам. Толпа распалась, каждый стоял сам по себе. Дверь отошла в сторону, и на них пахнуло свежестью мира, замершего в ожидании.
И солнце явилось. Оно пламенело, яркое, как бронза, и оно было очень большое. А небо вокруг сверкало, точно ярко-голубая черепица. И джунгли так и пылали в солнечных лучах, и дети, очнувшись, с криком выбежали в весну.


- Только не убегайте далеко! - крикнула вдогонку учительница. - Помните, у вас всего два часа. Не то вы не успеете укрыться!
Но они уже не слышали, они бегали и запрокидывали голову, и солнце гладило их по щекам, точно теплым утюгом; они скинули куртки, и солнце жгло их голые руки.
- Это получше наших искусственных солнц, верно?
- Ясно, лучше!
Они уже не бегали, а стояли посреди джунглей, что сплошь покрывали Венеру и росли, росли бурно, непрестанно, прямо на глазах. Джунгли были точно стая осьминогов, к небу пучками тянулись гигантские щупальца мясистых ветвей, раскачивались, мгновенно покрывались цветами - ведь весна здесь такая короткая. Они были серые, как пепел, как резина, эти заросли, оттого что долгие годы они не видели солнца. Они были цвета камней, и цвета сыра, и цвета чернил, и были здесь растения цвета луны.
Ребята со смехом кидались на сплошную поросль, точно на живой упругий матрац, который вздыхал под ними, и скрипел, и пружинил. Они носились меж деревьев, скользили и падали, толкались, играли в прятки и в салки, но главное - опять и опять, жмурясь, глядели на солнце, пока не потекут слезы, и тянули руки к золотому сиянию и к невиданной синеве, и вдыхали эту удивительную свежесть, и слушали, слушали тишину, что обнимала их словно море, блаженно спокойное, беззвучное и недвижное. Они на все смотрели и всем наслаждались. А потом, будто зверьки, вырвавшиеся из глубоких нор, снова неистово бегали кругом, бегали и кричали. Целый час бегали и никак не могли угомониться. И вдруг... Посреди веселой беготни одна девочка громко, жалобно закричала. Все остановились. Девочка протянула руку ладонью кверху.


- Смотрите, сказала она и вздрогнула. - Ой, смотрите!
Все медленно подошли поближе. На раскрытой ладони, по самой середке, лежала большая круглая дождевая капля. Девочка посмотрела на нее и заплакала. Дети молча посмотрели на небо.
- О-о...
Редкие холодные капли упали на нос, на щеки, на губы. Солнце затянула туманная дымка. Подул холодный ветер. Ребята повернулись и пошли к своему дому-подвалу, руки их вяло повисли, они больше не улыбались.
Загремел гром, и дети в испуге, толкая друг дружку, бросились бежать, словно листья, гонимые ураганом. Блеснула молния - за десять миль от них, потом за пять, в миле, в полумиле. И небо почернело, будто разом настала непроглядная ночь. Минуту они постояли на пороге глубинного убежища, а потом дождь полил вовсю. Тогда дверь закрыли, и все стояли и слушали, как с оглушительным шумом рушатся с неба тонны, потоки воды - без просвета, без конца.
- И так опять будет целых семь лет?
- Да. Семь лет. И вдруг кто-то вскрикнул:
- А Марго?
- Что?
- Мы ведь ее заперли, она так и сидит в чулане.
- Марго...
Они застыли, будто ноги у них примерзли к полу. Переглянулись и отвели взгляды. Посмотрели за окно - там лил дождь, лил упрямо, неустанно. Они не смели посмотреть друг другу в глаза. Лица у всех стали серьезные, бледные. Все потупились, кто разглядывал свои руки, кто уставился в пол.
- Марго...
Наконец одна девочка сказала:
- Ну что же мы?...
Никто не шелохнулся.
- Пойдем... - прошептала девочка.
Под холодный шум дождя они медленно прошли по коридору. Под рев бури и раскаты грома перешагнули порог и вошли в ту дальнюю комнату, яростные синие молнии озаряли их лица. Медленно подошли они к чулану и стали у двери.
За дверью было тихо. Медленно, медленно они отодвинули засов и выпустили Марго.


Рэй Брэдбери

­­
Позавчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
Наши родители часто выезжали на довольно длительное время в... foggy pink 12:45:21
Наши родители часто выезжали на довольно длительное время в командировку. Я пытался проявлять хоть какую то заботу своей сестре, так как был старше. Мне 18, Ане 16. Она как и все девочки постоянно критиковала сою фигуру. И вот однажды сестра стояла у себя в комнате перед зеркалом, дверь ее была приоткрыта. Проходя мимо, я невольно заглянул в эту щель. Моего присутствия она не заметила, поэтому я решил задержаться и посмотреть на ее дальнейшие действия. Она была в короткой клетчатой юбочке и в белом топике. Вдруг, неожиданно для меня, она начала снимать свой топик, который еле прикрывал ее животик. Я почувствовал, как мурашки покрыли мое тело. Мозг что-то затуманило. "Нет!"- проговорил я про себя и отвел свой взгляд, я пытался не смотреть на нее некоторое время. Вздохнув, все же поднял взгляд и начал продолжать следить за ее действиями. Аня, своими изящными ручками легонько проводила по своему тоненькому животику, она спускалась ниже к ножкам, и обратно немного задрав свою юбочку, я увидел ее стройную ножку и кусочек трусиков обтягивающие попу. Странное чувство сопровождало меня. Изнутри, что то горело. Внизу живота присутствовало что то приятное. Ниже уже начинало твердеть, кровь приливала туда все быстрее и быстрее. Думаю, ничего ужасного у меня еще не было. Я понимал, что это невозможно, так не должно быть, но и одновременно невыносимо хотел ее. И вот она уже снимает с себя юбочку, оставшись в одних трусиках и лифчике. Она подошла к окну, солнце ослепляло ее немного детское, но в то же время уже
Крыша Уже наступил вечер. Мы устали... foggy pink 12:37:19
Крыша
Уже наступил вечер. Мы устали ходить по горящим парках, прохладный вечерний ветерок был очень кстати. Мы гуляли, гуляли, небо с темно-голубого превращался в темно-синий. Дорогу освещали фонари и яркая луна. Все бы ничего,но этот спокойный вечер прервал я с неожиданным сюрпризом, как-будто который я придумал только что. Ну что же, мы пошли к сюрпризу. Но мы направлялись к подъезду, пока что ты была не очень удивлена, я сказал что все еще впереди. Мы зашли в лифт, я нажал на 16 этаж, ты уже поняла суть моего сюрприза и немного улыбнулась себе под нос. Мы вышли, пошли на чердак, с чердака на крышу, подошли к самому краю и вуаля, шикарный вид почти на весь город. Парк освещенный фонарями, большой фонтан, речка, дома, магазины, абсолютно все было видно оттуда. Я обнял тебя сзади, тебе стало немного теплее, но все равно прохладно, так как сверху ветер сильнее. Я обнял тебя крепче, моя холодная рука грелась об твою шею, а вторая мирно была рядом с животиком. Ты ласково потерлась головой как котик. Моя рука поднялась выше пальчиками я взял твой подбородок и направил твои губки к моим. Я поцеловал тебя, это был волшебный момент, я чувствовал твои пухлые губки, твой нежный игривый язычок и мы утонули в нем. Нам стало немного теплее, но я и не думал останавливаться. Мои ручки были уже совсем не на животике. Одна, полезла под кофту, греться об твою грудь. Вторая, полезла тебе в джинсы и нагло лапала твою задницу и иногда краем пальчика доставала к твоей влажной киске, ласкала ее и снова лапала задницу. Поцелуй все страстнее, а в штанах все теплее. Я снял с тебя кофту, начал целовать тебя в шею, во время этого одной рукой стал растягивать лифчик, вторая была то на спине, то на заднице. Когда я снял лифчик, с шеи мой язычок направился к сосочкам, то нежно посасывая их, то игриво прикусывая, то страстно ставил засосы. И вот я слышу первые стоны. Я начал снимать с тебя джинсы, уже видел насквозь твои мокрые трусики, было все же немного прохладно без одежды. Я снял с себя кофту положил на край крыши, посадил тебя на нее и моя голова была у тебя между ножек. Это был для тебя настоящий сюрприз так как я никогда такого не делал. Я сначала моментами ласкал твой клитор язычком помогая пальчиками, а потом когда я вошел в вкус я поменял стратегию, пальчиками я играл с твоим клитором, а языком проникал в тебя высасывая все твои соки. Ты еще никогда так не текла и не стонала, а ведь все это происходит на крыше с идеальным видом. Когда от тебя уже даже моя кофта промокла, я встал, начал растегивать ширинку, ты хотела меня отблагодарить за мой сюрпризик и сразу приступила к делу. Стала на колени, стянула с меня трусы, и сразу взяла в ротик мой каменный член. Ты сосала страстно и быстро, пыталась сделать все на высшем уровне. Твои руки были на моей заднице, это было твоей опорой чтобы ускорить темп. Ты брала его полностью на некоторое время. Мои стоны были доказательством того что твои старания не напрасны. Ты уже помогала только одной рукой, второй ты помогала своей киске. Это был настолько шикарный минет что яели сдерживался чтобы не кончить, кусал себя за руку, но твой ротик творил чудеса. Мне хотелось еще но еще пару минут такого минета и сюрприз будет на лице, я не хотел останавливать его, но я хотел продолжения. Я поднял тебя, по моему выражению лица ты поняла что все было шикарно. Мы опять подошли к краю, я положил одну твою ножку туда и ты почувствовала его, мой пульсирующий член внутри себя. Ты закатила глаза, открыла ротик и вздохнула, а я в это время укусил тебя за плече. Я немного согнул колени и начал входить в темп. И вот, первые шляпки, стоны которые можно не сдерживать и этот звук когда хлюпает твоя киса, мм, обожаю его. Мои руки играли немаловажную роль. Они то сжимали твою попку, то игрались с сосочками, то немного душили тебя, или просто были у тебя на талии. Твои стоны были в том же темпе что и мой член, который проникал в тебя снова и снова. Такая опасность что ты одной ногой на краю крыши тебя заводила и меня тоже, но мой здравый смысл взял свое. Я опустил твою ножку и поставил тебя раком.
Убрать выделение сообщенияСообщение выделено
Твоя попка была уже вся красная от моих шлепков. Я ускоряюсь, шлепаю тебя со всей силы что твои стоны были слышны на всю улицу. Обхватил твою шею, мое тело было впритык к твоему и я тебя быстро быстро имел. Потом кинул кофту на пол, тебя кинул на кофту и сам накинулся на тебя. Твои ноги обхватили мою поясницу, твои руки царапали мне спину, а твои зубки кусали меня за мочку уха или ставили засосы на шее. Мой член был все твердее и горячее, скоро я уже не смогу сдержаться. Ты меня укусила для меня это было неожиданно, я привстал, ты пользуясь моментом повалила меня на пол и села сверху. Ты уперлась руками об мою грудь и двигала своей задницей так быстро что через пару минут я ели успел вытащить член и кончить тебе на задницу. Ты с удовольствием вздохнула и легла на меня. Мы были на пределе своих сил и оно того стоило. Я обнял тебя, ты легла рядом. Я поцеловал тебя и мы утонули в этом поцелуе, потом просто лежали и смотрели на луну. Когда нам стало холодно, мы привели себя в порядок, оделись и пошли домой. Вот такой вот сюрприз.
The End :3
Пахучий бергамот, обычная краска. Черный чай. Часть 1. Tarumi 12:18:13
Для начала, хотелось бы сразу сказать, что черный рассыпчатый чай в любом его проявлении лучше любого пакетика. Так оказалось, что пока я пишу отзывы только на пакетированный чай.
1. Пиала gold. Данный пакетик попал в мои руки чуть позже, чем я написала свой первый пост. С него я и решила начать путь черного чая. Сколько я гуглила и искала состав, кроме как черный чай, найти мне ничего не удалось. В детстве мне давилось жить в Киргизии, а там до Казахстана рукой подать. В общем, этот вкус родного чая из детства, но не понятно, какого именно) В общем, чай имеет насыщенность и терпкость, не горький даже при долгом заваривании, подходит идеально под различные сладости, а так же для добавки в него лимона и различных видов варенья. Один из особо значащих факторов не красит кружку и не оставляет пленок на поверхности. Из минусов, на пакетике не указан вид чая.
­­

2. Ahmad tea (earl grey с ароматом бергамота). С происхождением этого чая я тоже особо не разобралась, как мне говорили тоже Казахский чай (не уверена, утверждать не стану). Не плохой чай. Аромат бергамота не сильно выражен, при долгом запаривании чай становится крепким, а при добавлении в него различных добавок запах бергамота и вкус самого чая пропадает вовсе. Из плюсов: кружку красит не сильно, имеет приятный аромат и пьется достаточно легко. Из минусов, оставляет пленку на поверхности чая, а в дальнейшем и на стенках кружки.
­­

3. Майский (ароматный бергамот). Этот чай меня очень поразил. Вроде бы русский производитель и ожидания будут высокие, а получилось наоборот. Очень понравилось мне и моим сожителям, что при заваривании этот ароматный бергамот заполнил все помещение. Вкус у чая тоже очень насыщенный и мягкий. Были мысли даже приобрести его в рассыпчатом виде, может так и сделаю. Из минусов, красит кружку, но легко отмывается. Из плюсов: имеет хорошее сочетание с добавками и не теряет вкус, не оставляет пленки на поверхности.
­­

4. Greenfield (Golden Ceylon). Мне кажется, что с каждым разом я все больше и больше разочаровываюсь в гринфилде. Этот чай и не чай вовсе. Обычная подкрашенная вода, без особого вкуса и аромата. Помимо этого имеет дикий минус, красит кружку, которую потом сложно отмыть. Плюсов для меня лично не оказалось, увы.
­­

P.s. Пост является продолжением данной темы http://juciko.beon.­ru/0-1-nemnogo-o-moe­i-chainoi-kollekcii.­zhtml#e14

Категории: Чай
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Противоречиво. myrkur 19:59:51

Я ищу место, похожее­ на меня: большое­, пустое,­ забытое­ почти всеми.

Если говорить о том с кем я вижу себя через несколько лет... Честно? Даже не знаю. Размышляю периодически о том, как это быть с кем-то вне сети, и не вижу для себя никакого типа отношений, кроме платонических. Просто я не вижу в людях объекты сексуального желания. Они меня не заводят. Могу наслаждаться их видом, грацией, брутальностью и т.д., но не желать. Нет. И я не против прикосновений, даже бы сказал, что чертовски за. Тот самый ебанутый кинестетик, которого уже пиздец давно не обнимали, у меня ломка, ахах. И что-то подсказывает, что я заменяю объятия и теплые прикосновения, моей бурной виртуальной половой жизнью. Когда испытываешь наслаждение от тесного контакта, но ментально. То есть я не возбуждаюсь, не мастурбирую от этого, меня просто на время отпускает мое желание быть тронутым. И это не то чтобы меня вообще не привлекали люди. Мне безумно нравятся вены на руках, иногда до безобразия выступающие, синеющие на бледном полотне кожи. Люблю глаза и улыбку, для меня это сродни зеркалу души, причем именно вместе, могу откровенно залипать на них временами. А еще некоторым бесконечно подходят мелкие тоннели в ушах и септум в носу. Странная немного мысль, растянувшаяся в несколько строчек, но мне думается сейчас все обстоит именно так.
Только вот не верю я, что меня кто-то полюбит, так же как полюбить могу я. Это не нытье, не страдание, просто мне пока еще не встречался подобный индивид. А верить в то, что может даже никогда не случиться? В этом есть вообще смысл?

­­


Категории: Нужное подчеркни
20:19:01 нож в спину
видимо не встречались просто такие. а с возрастом будет тяжелее и тяжелее.
20:19:53 myrkur
мне нужен песель, и хотя бы в плане объятий я буду обеспечен
Yandex как найти саша Морозова АЛЕНКA 18:07:48
Yandex как найти саша Морозова
18:08:38 АЛЕНКA
Саша морозов
take me back to the year we met. blancheneige 09:56:35
Мне кажется, я мог бы украсть у тебя зажигалку.
В таких случаях, конечно, обычно вот что-то посущественнее. Время, деньги, желание жить. Мне хватит и зажигалки. Просто потому что она красивая и с гравировкой. Кажется, больше мне от тебя ничего и не нужно. Мы слишком друг друга съели.

Категории: R.
суббота, 10 ноября 2018 г.
тао tsurskiy в сообществе smfamily 22:17:14
тао

Категории: Хуна
кислород нeд флaндeрc 15:41:12
я по-прежнему поражаюсь этому переплету из совпадений, которые деталями ластятся и укладываются в целые мозаики поверх моих и ваших будних-выходных, составляя в конце концов прекрасную книгу. книгу случая, перипетий, эдакого «неспроста» и крохотных знаков извне, подтверждающим, что всё идёт так, как следовало бы, двигаясь в нужном направлении. такие мгновения выступают наружу вкраплениями осознания, насколько необходимы и обязательны эти импульсы оказаться здесь и сейчас; свернуть за тот или иной угол наобум, будто следуя голосам Макаревича и Кавагоэ, где «вот, новый поворот».

сегодня, проснувшись и прочитав в десятый раз финал «Мы», романа-антиутопии Замятина, я пустила по щеке слезу восторга, затем успокоилась и благополучно выбралась из сладких объятий пододеяльника. без четкого плана на день. единственной затеей было пойти и отсканировать кадры пленки, поэтому укрывшись полями шляпы от возможных осадков в виде дождя, я вышла на главную улицу и обнаружила, как же там сказочно. туман укутал арсенал высотных зданий до уровня 12-13 этажей, и чувство, что мы пребываем в огромном облаке, до сих пор не покидает аппарат моей фантазии. далее следовал ряд вещественных подробностей: выяснилось, что часы работы лаборатории как раз оказались проходящими, чтобы успеть вернуться за снимками до закрытия дверей; по пути к «дозаправке» кофеином флэт уйата я наткнулась на потрясающее здание, полное мелочей и нюансов, исчерченное граффити и плакатами, а при входе в помещение кофейни «Relax», когда я записывала видео-сообщению близкому человеку, с кем связан альбом группы Cigarettes After Sex, мои уши кольнул миг потрясения: бариста вдруг включил именно их песни! разве это не чудо среди обыденности? не то, ради чего хочется просыпаться, понимая, что за окном тебя вновь ждёт Тот Самый кинофильм с неизвестным ходом сценария; стихотворение, чьи строки так складно сопровождают друг дружку, следуя ритму твоих шагов вдоль мостовой.

нет, я не пытаюсь с пеной у рта спровоцировать вас на жизнь, дорогие друзья. не желаю упихнуть ваши головы в кокон из счастья, в изоляцию от проблем и паршивого самочувствия. неделю назад четыре праздничных для поляков дня я провела в кровати, испытав перед этим горечь нахождения в другой стране, так далеко, когда в семье произошла большая боль, а затем, столкнувшись с фактом, что в этой моральной прострации, где-то на учебе или посреди проспектов города, мой загранпаспорт был успешно проебан, тем самым перечеркнув мне возможность провести время в компании друзей из Минска, я совсем расклеилась. тогда, потерпев ряд горестей и неудач и остро ощущая собственное одиночество, отсутствие плеча, на которое можно было бы опереться, я закрылась в себе на двенадцать позвонков-замков, как бы желая заныкаться между подушек поглубже от мира, дабы никакие службы поиска пропавших без вести, вроде «Красного креста», не смогли поймать радарами мои координаты.

где-то в подсознании я догадывалась, что вскоре реабилитируюсь, но лишь снаружи, вне этого страшного ящика самокопания и ненависти. выбравшись еще в понедельник на пары, я уже сейчас, новым субботним днем, поражаюсь, как скоротечно прошла вся эта неделя, все семь насыщенных впечатлениями суток. кажется, чтобы сохранять внутри себя это хрупкое чувство любви к жизни, мне, порой, нужно от нее «отказываться», чтобы обновленным взглядом, прочистив его матрицу, наблюдать за происходящими событиями и быть их полноценной частью; вливаться в этот яркий бесконечный поток и постоянно влюбляться в происходящее вокруг колдовство, именуемое одним словом — «сегодня».

да, именно так, я — активистка собственного Сегодня.

Музыка King Krule — Rock Bottom
Категории: Lubi
... Мо.кун 01:06:41
в промежутках между снами (очень плохо спал) вспомнил нашу поездку в Адлер летом и подумал - охренеть она у меня вышла травматичная Оо прямо что-то удивительное
сначала ещё в Ростове прямо в день нашего отбытия я попал в аварию на маршрутке, когда возвращался с Ашана
я так сильно треснулся головой о сиденье впереди, что хотите верьте, хотите нет, переносица, нос и лоб болят у меня ДО СИХ ПОР. чуть что не так - давление какое-то, сильная усталость, эти места начинают ощутимо ныть, как будто я треснулся буквально на прошлой неделе х_х
[сделал бы ты рентген, чувак, серьезно]
потом в поезде я дико прибил палец дверцей от мусорника (они там были вертикальные и железные, качка и бах - вы восхитительны и материтесь от боли)
ну а за несколько дней до отъезда я умудрился раскроить себе палец в воде, это было настолько больно, что передать не могу и не хочу с:
я, конечно, Стрелец, но не настолько же?!
в общем, это было что-то очень странное :/ просто удивительно, что все это выпало на одну несчастную поездочку, длилась которая отсилы неделю
_______________ Jim.. 00:37:16
Никого в звенящей тишине. Никого в беззвучной пустоте. И деревья все уже не те. И слова, что подарило эхо мне. Где ты? Где ты? Где ты? Ветер без устали ломает ветви! Гнёт к земле суставы кедров! Пальмы смешивает с глиной. Я тащусь один гонимый по земле неопалимой. В дебри, где мечты истлели. Висельники на качелях. Взорван мост, где дети пели. Травы режут горло боль навзрыд! Захлебнись железом! Смерть твой стыд! Отступи и скройся в волны! Путь - песком. Вдох будет полный! У истока родника чище не вдохнуть песка! Золотой песок струится и рубины на границах мозгового вещества... Блеск - причина воровства. Непокорность оправдает. Кровь на пальцах окрыляет. Неотбитых стук сердец стада боевых овец. Топот молодых копыт вихрем землю бороздит! След плутает, след кружит. Разум взорван. Зад дрожит.
Призрачный самоубийца тянет длань к своей жене. Непокорный кровопийца предпочтёт кричать в огне. Стропы в плечи. Рвётся тело, плач стал жизненным пределом. Разгрызая удила, почва язвы родила. В беспросветной ночи язвах пальцы красные погрязнут. В сердце льётся дёготь смрада, разума лишая стадо!
Я безумен и нетлен. Я попал в кровавый плен. В неоконченном бреду по Любви на верх иду. Мир с вершин Твоих ступеней станет высшим из мгновений!
пятница, 9 ноября 2018 г.
Ещё не всё потеряно Meyoru 20:08:41

See you

Вчера, направляясь в больницу, меня остановила девчонка 7-8 лет, попросила сказать, где останавливаются маршрутки №5.
Поначалу мне хотелось довести её до больницы, чтобы дальше добиралась сама(напрямую до остановки от больницы), но мне стало не по себе, поэтому довёл её до конца пути.
Пока мы шли она задавала много вопросов, говорила, что я красивый и добрый, однако я не могу краснеть, чему я рад бываю иногда.
За всю дорогу мы узнали о себе многого, но не поинтересовались друг у друга имён.
Я просил меня удивить в Четверг? Меня это приятно удивило, да и я сделал добро.
четверг, 8 ноября 2018 г.
итог 08.11.2018 Саеdеs. 22:38:13

Даже когда она была мертва,­ она до сих пор бесила меня. Я не мог застави­ть её заткнут­ься!

что я хочу сказать.
жизнь как была дерьмом, так и остается. нет, честно говоря, были просветы за этот промежуток времени.
но вот последних недели 2-3 всё снова настолько дерьмово, что мне просто необходимо это куда-то выплеснуть.
нужно начать сначала.
начну с хорошего.
к счастью, любая связь с моей маман наконец оборвалась. О да, детка.
жить с братьями чутка напряжно первое время было, но сейчас уже до того привычно и весело, что я даже не могу без них особо долго.
конечно, я по сей день кричу, что лучше бы и дальше не ела, работала сутками и снимала бы себе квартиру отдельно.
но я люблю этих придурков
и я им очень благодарна. всё-таки, они не отвернулись от меня даже не глядя на мой чертов характер.
/пиздани Лешу за курение/
но мне по сей час непривычна такая опека над собой.
обо мне беспокоятся. приятно.
я беспокоюсь о них. приятно.
странно, что до этого мы не так часто общались.
а сейчас дороже никого нет.
но жизнь не хочет дать нам этим насладиться.
хехе.
сначала сгорела часть квартиры. потому что наши соседи - мудачье.
но похуй.
нашли, где жить.
но я снова подвожу всех
снова онкомаркеры.
снова сдала.
но в этот раз нашли опухоль в матке.
ахахахахахахаха. ирония.
сейчас лежу в больнице. но нет, не по этому поводу.
в этот раз у меня подозревали боррелиоз.
где я могла это найти - хуй. его. знает.
положили чисто ради профилактики, капают что-то.
ну как что-то.
антибиотики, симптоматические херни, сердечные мои дела укрепляют
но сегодня был "острый психоз" ахаха
или как они там это обозвали
мол, реакция на какой-то препарат.
а на какой - хер знает. Ну как. братья уже были тут
потому, врач по сей час изучает все аннотации и ищет, на что именно это было
ну хоть вечером одни витаминчики прокапали, так это заняло минут 20
больше всего злит то, что я не могу выпить.
наверное, надо будет задуматься о том, что у меня реально какая-то ломка по бухлу аххахах
черт.
Я хочу, чтоб меня начали беречь.
и нет, мелкий, я не прощу тебе твои слова сегодня.
Мурчу Сhamomile Tears 19:40:55
 Такие противоречивые чувства каждый день. Сегодня я буду умолять тебя исчезнуть из моих мыслей, а завтра они будут для меня такими приятными, что я не захочу с ними расставаться.
Почему ты так сильно реагируешь на мои глупые попытки обратить твоё внимание на себя? Каждый раз клюёшь на удочку, увлекая меня в эту игру. Впрочем, почему я спрашиваю. Несмотря на то, что разум отрицает то, что я тебе симпатична, как говорится, жопой чую, что всё-таки не всё так просто. Я не знаю, виновато ли в этом моё повышенное внимание к тебе, или всё это произошло само собой. А может я просто всё придумала, и верю в это как дура.
Каждый раз, когда мы встречаемся глазами, я не могу оторваться.
А ещё мурашки бегут по спине, когда зовёшь меня по имени.
Ах, да, ты снова бросил курить. Здорово, конечно, но я буду скучать по этому красивому действу.
­­
What you feel
Has one way out
It is not what we are meant to be


Музыка Ghostly Kisses - What You See
Безмятежность Мятный сахар 

и осень шептала­: "встава­й, за*бала­"


­­


Летта
Сахарок
для олдов - Карин-тян


~20 лет(?)
~Озорной стрельчонок
~Патологический игроман
~Ролевик
~Прилипала
~Обнимашки - наше все
~Заревную



На данный момент в ролевой:
http://yourslavery.­beon.ru/
[.Просто.] Maestro Hateless 15:51:19
.Рожденные эйфорией творчества как самый ёбнутый народ века книгу когда-нибудь точно выпустят. х)
И там будет топ самых эпичных фраз больных брачос, сказанных по жизни, и фраза неизвестного типа "понимаешь, я хардкорщик, а тебе нужно нормальное животное" войдет в историю. х))
Ну это еще далеко конечно, да. Сначала дойдет что мы не от обезьян произошли, потом факт бесконечности ресурсов, синергии веществ, общее инфо-поле мозгов, супер-тонкий-супер-­прочный и надежный элемент найдут, да не, не элемент, вещество будет банальное какое-то, что уже в обиходе есть. Ну и всякое-интересное еще будет, и даже спустя тыщу и один прозренческий скачок эйфория от творчества как сильное проявление нарко-интеллектуаль­но-душевно-физическо­го микса не вымрет. х) Но в нарко-реестр нас рано или поздно занесут как условно-зависимые наверно, а в маразм-странах собственно уже давно гасилось всё это дело, хотя я хз как это можно загасить, шприцы спрятать? хД

Может быть даже кровь будут брать у нас во время эйфорического прихода и делать нарко реал. х) А мало ли, может оно так и работает, хуй его знает.


Музыка .Hardcore
Losing Leah Великий Уравнитель 12:51:52

Залезь мне в сердце,­ а не в ширинку­ джинс

­­

Теряя Лею
Тиффани Кинг


Аннотация с Лайвлиба: После трагического исчезновения сестры-близнеца десять лет назад, Мия до сих пор старается сохранить обрывки воспоминаний о днях, проведенных с ней вместе. В отдаленных уголках ее разума затаилась зловещая тьма, которая укрощает сознание девушки головными болями каждый раз, когда та думает о сестре. Мия пытается скрыть их, в попытках убедить остальных, что все в порядке.
Прежняя жизнь Леи закончилась в тот день, когда она оказалась в подвале, окруженная ужасом и страхом. Прошло десять лет, и от ее прежней жизни остались лишь призрачные обрывки воспоминаний. Не померкли только яркие моменты детства, проведенные с Мией.
Когда Лея предпринимает попытку к бегству, головные боли Мии усиливаются. Совсем скоро сестры обнаружат, что их судьбы связаны сильнее, чем они полагали.


Когда пропадает член семьи, это всегда трагедия целой семьи. Не могут быть последствия только для того, кто пропал или только для тех, кто остался. И здесь мы видим историю жизни после трагедии от лица близняшек, Мии и Леи. Прошло десять лет с тех пор, как Лея пропала. Мия живёт обычной жизнью, у неё есть друзья, парень и вообще она отличница. Однако она никого и никогда не приглашает в гости, в разрушенное семейное гнездо. И скрывает свои приступы дикой головной боли ото всех, кроме старшего брата, оставшегося её единственной опорой. Жизнь же Леи очевидно ужасна, но другой она почти и не помнит и уже вполне уверена, что и так сойдёт. В логове сумасшедшей медсестры, где она оказалась, строгие правила, жестокие наказания за неподчинение и маленькие радости, ведь "она не хочет меня наказывать".

Подробнее…Когда Лее удаётся сбежать, всё круто меняется. Иначе просто быть и не может. Возвращение давно утерянной сестры и дочери не только большая радость, но и крупное испытание, потому что подогнанную под обстоятельства жизнь, нужно перекраивать вновь. Нужно привыкнуть и осознать, что было на самом деле, а, что просто выдумка, как светочувствительная кожа Леи.

Книга читается очень легко и интересно, подбрасывая несколько очень неожиданных поворотов. То кажется, что всё будет прекрасно и хорошо, то очень сильно начинаешь в этом сомневаться. Тема выбрана непростая и мрачная, но история написана в жанре янг-эдалт, поэтому здесь нет каких-то сухих и скучных околонаучных пояснений или излишней тьмы. Раз мы на всё смотрим глазами девочки подростка, значит так оно и есть, и личность автора из кустов не вылазит.

Отдельно ещё хочется сказать пару слов о Стрелке. Очень классный и яркий персонаж, который своим появлением меняет настроение повествования. Очень странно, что локализаторы решили перевести имя собственное, а не оставить его Арчером, как, я рискну предположить, его звали в оригинале. Это ж не история про Дикий Запад или типа того. В любом случае, моменты с ним мои самые любимые, но его история разбила мне сердечко.

10/10


Категории: Оценено
16:05:00 neil jоsten
Расскажи про Арчера, меня заинтересовало о_о
16:48:29 Великий Уравнитель
Надо бы найти, как его рил зовут, а то я в себе сомневаюсь хд Это слепой парень из больницы, куда попала Лея. Он кормил её всякими вкусными штуками, и один с ней нормально общался
16:56:02 neil jоsten
awwwwwwwwwww он мне уже нравится
17:01:59 Великий Уравнитель
О да, он потрясный!
Как это происходит? your Poet 05:36:48

Не могу успокоиться, найти себе место.
Проверяю личку каждые две минуты,
Вдруг опять пропущу все.
Почему так?
Почему я опять причиняю тебе боль
Во снах и наяву,
Если все, чего я хочу,
Это любить тебя и благоговеть перед тобой
.

Категории: Deja que te llame carino, Король дегенератов и долбоящеров
< 3 Rameses в сообществе ежедневник 01:00:38

let the mystery­ be

Animals trapped behind bars at the zoo
Need to run rampant and free!
Predators live on the prey they pursue;
This time the predator's me!
Lust like a raging desire
Fills my whole soul with its curse!
Burning with primitive fire
Berserk and perverse!

Tonight!
I'll plunder heaven blind
Steal from all the gods!
Tonight!
I'll take from all mankind
Conquer all the odds!
And I feel I'll live on forever
With Satan himself by my side!
And I'll show the world
That tonight and forever
The name to remember's
The name...
среда, 7 ноября 2018 г.
... The Sciеntist 21:30:22

even goddess­ can fall prey to temptat­ion

Услышала в сериале фразу "У нас всегда будет Париж"
Разрыдалась
Долбаные флешбэки
_ DADDY LONG LEGS 18:18:10

не гаси в себе свет

конечно люди не понимают как все с моей колокольни видно. у них вон свое неприступное нагромождение
да и хуй с ними
они не обязаны поступать так как мне надо

хочешь что-то получить - скажи об этом прямо
все
зачем мудрить

когда я блять начну следовать своим же советам?
че за вселенская подлость?
знаешь как надо делать, но делаешь прямо противоположное. еще и обижаешься. маразм
18:20:37 DADDY LONG LEGS
ладно спасибо голосу разума как-то даже полегчало
Все еще поисках Божонка 15:09:51
Итак, сегодня посетил еще 2 места. Пришлось правда пройти километров 7 пешком, но это отдельная история.
Нашел 2 разные интересные вакансии, с приемлемым уровнем з/п по нашему городу. Пришел, дали анкетку, и что-то мне она показалась больно знакомой...Ну, думаю, ладно, и хрен бы с ним, обычная паранойя, ан нет, долбанный тиенс... Пришел по другому адресу, и тоже они, чисто на рофле уже. Зашел, прикинулся дегроном, до*бался до грязных стен, *бальника провожатого, неудобных стульев... Всеравно перезвонили, жаль их, хочется помочь слезть с этой фигни, мда...
Люди, как вы работу находите? Такое чувство возникает, будто это что-то на уровне проектирования ракет, чесслово(
Winter Bersik 14:43:25
Как написать что то свое когда совсем не умеешь формулировать в словах свои эмоции.
Каждый день словно на ножах, ты не знаешь чего хочешь, часы проходят в какой то нагнетающей агонии и бесполезных метаниях.
Надо сеть успокоиться, дать воздуху вокруг остыть.
Хочется вернуться на светлую сторону, зажечься чем то, взорвать свои мысли, зацепиться за какие то общие интересы.
Мое эфемерное счастье которое я хотел удержать, медленно и незаметно ускользнуло.
Один на один с самим собой, отравляешь себе жизнь.
Одно радует, где то там, в глубине моих воспоминаний, я все тот же, светлый.
Это как зимой ладонью отогреть 5 см стекла, чтоб увидеть мир за окном промерзшей насквозь маршрутки, и понять где ты вообще. Потерянный в толпе угнетенных жизнью безликих пассажиров , согреваешь горячим дыханием свою окоченевшую ладонь , но не успеваешь , твоя остановочка.
Я все еще кошатник. Со мной живет не так давно наглый рыжий сгусток коварства, который делает мне кусь, а иногда кусь делаю ему я ^^
Несколько дней назад стоял ел сыр косичкой и один кусок упал на пол, кот понюхал ,развернулся и начал закапывать его. Из чего он сделан ?)
В черную пятницу закажу на Али Эспресс мировое господство со скидкой.
Cos I got too much life
Running thru my veins
Going to waste



Настроение: ожидания
14:57:31 сама нежнoсть
О, ты ерьезно про сыр?
16:42:38 Bersik
Конечно серьезно
09:00:07 А.С.Гро
Сколько у тебя кошек?
09:07:31 Bersik
Один кот
Взято: Вера ночной таксист 14:25:12

­Phillin 7 ноября 2018 г. 16:14:10 написал в своём дневнике ­Порой люди хуже демонов (с)

Это чувство, когда ты медленно опускаешься на дно самой глубокой реки. Быстрые воды омывают твое тело в вечном потоке, а ты замер как в невесомости и продолжаешь свое погружение вглубь. Солнечному свету все труднее пробиваться сквозь эту толщу и ты видишь отдельные рассеянные лучи, вонзающиеся во тьму яркими иглами. С каждой минутой давление толщи все сильнее и больше выдавливает воздух из твоей груди, восходящий тут же к поверхности искрящимися радугой пузырьками. Ты хочешь поймать один из них, похожий на кусочек звезды, но даже не можешь пошевелить пальцами, не то, чтобы поднять руку - тьма глубины сковала тебя. Ты понимаешь, что так глубоко тебя никто не найдет и закрываяшь глаза в безысходности. Последние живые слезы растворяются в мертвой пучине, как ты ощущаешь что-то теплое на своей ладони. Ты смотришь в сторону и видишь печальную улыбку еще одного утопленника, что слабо, но ощутимо берет тебя за руку.
Ты такой не один.
И ты оглядываешься вокруг и видишь, что все дно усеянно блеклыми лицами, давно потерявшими свет, утопая во мгле. Ты думаешь, может кто-нибудь из них поможет тебе всплыть и тут все они начинают тянуть к тебе руки, даруя надежду. Вот только потом ты поймешь, что их руки утопят тебя лишь глубже, потому как в тебе еще есть чистый воздух, который может позволить увидеть позабытый свет. Каждый из них хочет всплыть сам и как бы не уверял даже себя, впитывает твой драгоценный кислород в жадном стремлении еще хоть раз погреться в лучах, но вместо вожделенного спасения, лишь топят глубже. Вся правда в том, что ты не можешь надеяться на чью-то помощь, а должен грести самостоятельно.
Только ты можешь спасти себя.
Те, кто рьяно хватают тебя за руки, лишь утягивают тебя на дно. Но прислушайся и ты услышишь голоса тех, кто хочет тебе помочь. Они зовут тебя к свету и как бы ты ни надеялся на большее - это все, что они могут сделать для тебя. Но их вера в твои силы, если ты оценишь ее по достоинству, может не дать тебе утонуть обратно, в те дни, когда ты устанешь бороться с потоком.
Вера делает людей сильнее и иногда она ценней любой помощи.
Капля в море. your Poet 11:10:49

Море собирается по капле.
Подробнее…Наш первый разговор
- Кап.
Твоя улыбка, первый спор —
Кап-кап.
Разговоры обо всем —
И сразу кружку вылил,
Прошло время,
Я не пытаюсь выплыть,
Соленая вода не утоляет жажду.

Море собирается по капле:
Я искал тебя в каждом,
Наступая на грабли
Дважды, трижды.
Ты не похож на бывших.
Если бы был кто-то,
Как ты, он/она
Были бы нынешними,
Честно говоря.

Море заштормило в середине октября
Так-и-тик,
Атлантида
Без пяти тринадцать
Тринадцать без пяти,
Начала погружение,
как субмарина
Я тону в твоих глазах,
цвета аквамарина,
Моё сердце полностью под водой.
Te amo carino,
Я твой

.

Музыка Dawn golden - last train
Категории: Deja que te llame carino


Legend about Ghost > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
салоны
...
• Рыбака •
пройди тесты:
Гороскоп в стихах
читай в дневниках:
обожаю ханну =^B
Прикольная песня!:-)
хана я полина из владивостока я тебя...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх